Рассказ: "Купе" | Интернет журнал Onlylike


Рассказ: "Купе"

( 3 Голосов ) 

купеЯ проснулся ранним утром. Будильник ответственно выполнял свою работу и разбудил меня ровно в 5 утра. Нельзя его за это винить, но в ту минуту я его ненавидел. Я с трудом поднялся с кровати, умылся, заварил кофе. Надо было торопиться и ехать на вокзал, чтобы через несколько часов оказаться совсем в другом городе. Хочу ли я этого? Вряд ли. Но у меня нет выбора, как и у тысяч таких же, как и я.

Кто-то едет в командировку, кто-то ищет лучшей жизни, а я должен непременно присутствовать на очередном дне рождении племянника – сына моей старшей сестры. К чему все это? Я не знаю. Каждый год родственники собираются за одним столом, говорят одни и те же дежурные фразы, потом племянник (ему исполняется пять) начинает капризничать, плакать, и толпа взрослых людей тут же бросается его успокаивать с омерзительными улыбками на лице. Я с огромным удовольствием провел бы эти пару дней дома наедине с компьютером и любимой работой, но уже за месяц до описанного события родители стали звонить мне и напоминать о «семейном долге». Именно поэтому я хоть и пребывал в ужаснейшем расположении духа, но все-таки сел в такси и поехал на вокзал. Погода как нельзя лучше подходила к моему настроению – небо заволокли серые тучи, накрапывал мелкий дождик. Я зашел в свой вагон, нашел место номер 16 и стал укладывать вещи. Моей попутчицей была очень миловидная девушка, и я даже поймал себя на мысли, что в этой неприятной для меня поездке есть свои плюсы. До отправления поезда оставалось несколько минут, я уже думал, как начать разговор с соседкой, как вдруг в наше купе зашла женщина с маленьким ребенком. «Ура, мы успели!» - радостно сказала она. «За что мне это?» - обреченно подумал я, и не зря. Ребенок начал плакать почти сразу после отправления и, казалось, не думал замолкать.

Я стал смотреть в окно, но даже мелькающие пейзажи не могли отвлечь моего внимания от непрекращающегося воя. Этот ребенок сразу же напомнил мне племянника. Тот также не давал покоя окружающим, когда был совсем маленьким. Хотя, он сейчас это делает, только более осознанно. Сидя в купе, я понял две вещи. Первая – дети это зло. Вторая – семья это зло. Не будь у меня такой большой семьи, и не родись у одного из членов моей семьи ребенка, я бы сидел дома и был совершенно счастлив. А из-за них я еду в худшем купе во всем мире. Поезд въехал в темный тоннель. Внезапно крик прекратился. Меня это несколько удивило, я повернул голову в сторону ребенка, но… его там не оказалось, как и его матери. Миловидная соседка тоже исчезла. Я сидел в купе совершенно один. Сначала я этому очень обрадовался, но потом мне стало как-то не по себе. Куда все исчезли? Почему я не слышал, как они уходят? Я поднялся и вышел из купе. Коридор был пуст, и только в самом его конце я увидел силуэт девушки. «Проводница, наверно, - подумал я. – Надо спросить у нее, куда делись мои попутчики». Я хотел сделать шаг, но ноги перестали меня слушаться. Я повторил усилие и рухнул на пол. Проводница тут же подбежала ко мне.

- Дедушка, что с Вами? Вам плохо? – обеспокоенно спросила она.

Дедушка??? Как можно назвать меня дедушкой? Мне 26 лет, какой же я дедушка? Я поднял голову и посмотрел на проводницу, желая доказать ей, что она ошиблась, но вместо удивления и извинений и услышал лишь:

- Давайте я проведу до кровати, Вам нужен покой.

Я не понимал что происходит. Когда девушка посадила на меня на сидение, я вспомнил, зачем собирался подойти к ней, и спросил:

- Где мои соседи?

- Соседи? – удивилась проводница. – Вы один, совершенно один.

Ее слова поразили меня как молния. Пытаясь держать себя в руках, я снова обратился ней:

- Почему вы зовете меня дедушкой? Я молод!

Проводница улыбнулась и протянула мне маленькое зеркальце. Я взглянул в него, и… На меня смотрел дряхлый старик с морщинистым лицом. Внезапно у меня словно прояснилась память. Я находился не в поезде, хотя обстановка была очень похожей. Я лежал в больнице, в маленькой палате, предусмотренной специально для тех, к кому не приходят посетители. К 2055 году население возросло достаточно сильно, поэтому квадратные метры люди экономили везде, где только возможно. Я вспомнил, как я заболел, и стал звонить племяннику – единственному своему родственнику, но тот не пожелал навестить меня. Это было неудивительно. 50 лет назад на его День рождения я приехал в ужасном настроении, поссорился с сестрой, а потом и вовсе накричал на ребенка, за то, что тот снова начал из-за чего-то капризничать. Накричал, это мягко сказано, я был так зол на него, что если бы сестра вовремя не вцепилась в мою руку, я мог бы его ударить. С тех пор меня не ждали в ее доме, как и в домах других родственников. Я не сильно этому печалился, ведь я всегда мечтал пропускать эти семейные праздники. Но со временем членов моей семьи становилось все меньше, порой, я узнавал об этом позже всех и даже не успевал на похороны. Наконец, остался только племянник, который с детства совершенно справедливо меня не любит.

Я снова поднялся и вышел в коридор. Та девушка, что помогла мне вернуться купе, а точнее в палату, стояла в нескольких метрах от меня и разговаривала с мужчиной – врачом. Они меня не заметили, и я мог подслушать разговор.

- Ему недолго осталось, - говорил врач. – Родственники по-прежнему не объявились?

- Я слышала, у него есть племянник, но тому нет до старика никакого дела, - ответила девушка.

- Что ж, тогда я заранее отдам распоряжение, чтоб его похоронили в общей могиле. Раз его здесь никто не навещает, вряд ли кто-то захочет провести достойные похороны.

- Это точно, жалко дедушку.

- Он сам виноват. У хороших людей всегда есть те, кто о них заботиться до конца дней, а у него… У меня помутилось в глазах. Что за жизнь я прожил, если даже на мои похороны никто не придет? Если бы я мог исправить свои ошибки, если бы я только мог… Я вернулся в палату и сел у окна. На улице была кромешная тьма, какая может быть только самой глубокой беззвездной ночью. «Как бы я хотел все исправить!» - мысленно повторял я. Вдруг за окном появился свет, причем такой яркий, что я был вынужден зажмуриться. Когда я открыл глаза, я увидел, что пейзаж за окном стремительно куда-то летит. Какой-то резкий звук ворвался в мои уши – это был плач ребенка. Я потер глаза, пытаясь осознать, что сейчас со мной произошло. Я по-прежнему ехал в купе на день рождения маленького племянника, поезд выехал из тоннеля, и яркий свет вырвал меня из этого странного и невероятно реалистичного сна. Когда я только успел заснуть? Я нервно поерзал на сиденье и снова стал смотреть в окно. Что за день такой? Ужасная поездка, ужасные сны. Я снова поерзал. Что-то определенно мешало мне сидеть. Я заглянул в задний карман и увидел зеркальце, то самое зеркальце, которое протянула мне девушка из сна, и в котором я увидел покинутого всеми старика.

- Это бы не сон! – воскликнул я.

Попутчики удивленно посмотрели на меня.

- Что, простите? – переспросила женщина с плачущим ребенком.

- Можно мне его подержать? – неожиданно для самого себя спросил я. Я взял малыша на руки и стал тихо напевать ему давно позабытую песенку, которую в детстве мне пела мама. Ребенок перестал плакать и мирно заснул.

- Как вам это удалось? – спросила пораженная мама.

- Не знаю, - с улыбкой ответил я. - Просто я больше всего на свете люблю детей.

30,01,2015

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Подпишись на нас в соц сетях

Подписка на Ваш e-mail

Мой профиль


Новые комментарии

Новое на форуме

  • Нет сообщений для показа

Поиск